«Какие-то хлопцы от вас». В суде по делу о 170 тоннах гнилого мяса допросили экс-замминистра

| Агросфера

Источник: AGRONEWS Все новости источника

После перерыва областной суд продолжил рассматривать дело о порче 170 тонн мяса на Гомельском мясокомбинате. Уже допрошены практически все свидетели и обвиняемые. В среду, 22 ноября, суд заслушал показания бывшего замминистра сельского хозяйства и продовольствия Василия Пивовара. Его обвиняют в бездействии должностного лица.

В должность заместителя министра сельского хозяйства Василий Пивовар вступил за несколько месяцев до задержания. Параллельно чиновник был руководителем Департамента ветеринарно-продовольственного надзора. В его компетенцию входил контроль за производством, переработкой и качеством продукции в ветеринарно-санитарном отношении.

С бывшим гендиректором Гомельского мясокомбината Ричардом Стефановичем Василий Пивовар был знаком со времен учебы в ветеринарном институте — были однокурсниками. Однако тесных дружеских связей, по словам Пивовара, они не поддерживали:

— Друзья — это когда люди вместе ходят в баню, ездят на охоту. А у нас были, скорее, рабочие отношения, чем дружеские. В силу моих обязанностей я занимался вопросами, которые касались взаимоотношений с Россельхознадзором. Я контактировал с каждым из руководителей мясокомбинатов, поставки от которых в то время приостановили в Россию, в том числе и со Стефановичем. Вне работы мы не общались.

— Как вы узнали о проводимой проверке на Гомельском мясокомбинате?

— Мне позвонил Стефанович и сказал, что приехала проверка: «Какие-то хлопцы от вас». Я не понял, о чем идет речь, тем более что из Департамента в Гомель никто не уезжал. У меня это вызвало ассоциацию с очередной проверкой специалистов Россельхознадзора. Я сказал, что все выясню. Уже в конце дня мне стало известно, что эта проверка — от Ветнадзора — по обращению от некой гражданки. Мне доложили, что существенных нарушений на предприятии не обнаружили, но позже состоится еще одна проверка. Об испорченном мясе не было ни слова.

Василий Пивовар вечером перезвонил гендиректору мясокомбината. Правда, не с личного, а с другого телефона. Следствие расценило это как попытку конспирации. По словам же Пивовара, его собственный мобильный практически разрядился к концу дня, и поэтому он воспользовался телефоном, который попросил у сына.

— Высказывал ли Стефанович вам обеспокоенность тем, что у него на предприятии хранится плохое мясо? Давал ли понять вам это? — уточнил прокурор.

— Я был далек от той мысли, что там может храниться некачественная продукция.

— А почему он позвонил именно вам?

— Я активно занимался открытием поставок продукции в РФ. И на очереди в тот момент среди прочих предприятий был и Гомельский мясокомбинат. Его [Стефановича] волновал этот вопрос, и, возможно, в связи с этим он мне позвонил.

По словам Пивовара, он бегло ознакомился с аналитической запиской, и результаты проверки его не насторожили. Тем более что документ уже был завизирован другими специалистами.

— Вам было известно о действиях Букина, направленных на сокрытие фактов хранения на мясокомбинате испорченной продукции?

— Нет, не было. Мы не виделись и не общались с ним [по поводу проверки в Гомеле], никаких незаконных указаний я ему не давал. Я и вовсе забыл об этом всем до 2 декабря [дня задержания].

В самом начале судебного заседания шесть обвиняемых признали вину, в том числе и Василий Пивовар. Однако во время допроса на суде на вопрос прокурора, признает ли бывший замминистра свою вину, тот ответил, что не считает себя виновным. А также настаивает на тех показаниях, которые он дал уже в суде.

— Вы полностью не признаете вину?

— Я не считаю себя виновным. Ту информацию, которую я рассказал Стефановичу, противоправной не нахожу. А о следующей предстоящей проверке было уже известно из официального источника. Я сказал лишь, чтобы он устранял недостатки, готовился. Вы спросите, почему я тогда признал вину? В ходе предварительного следствия я писал заявление о помиловании, и признать вину было одним из пунктов. Я посоветовался с адвокатом. Тем более после 11 месяцев в СИЗО… Хотя я до сих пор не знаю, в чем моя вина. Никакой личной заинтересованности у меня не было и никакого содействия я не оказывал.

Напомним, областной суд 12 сентября 2017 года начал рассматривать дело о порче мяса на Гомельском мясокомбинате. По данным обвинения, на предприятии не соблюдали условия хранения — мясо было повреждено грызунами, а поверхность полутуш была потемневшая, покрыта плесенью, допускались случаи хранения продукции с истекшим сроком годности. Всего в деле 10 обвиняемых. Все они до суда находились под подпиской, им предъявлены обвинения в злоупотреблении властью или служебными полномочиями, служебной халатности, бездействии должностного лица. Причиненный ущерб, по данным обвинения, составил около 7 млрд неденоминированных рублей.

Источник: TUT.BY

Темы: Расследования и суды

Не можете вспомнить пароль?